aneitis (aneitis) wrote,
aneitis
aneitis

Джон

Марк Гэтисс считает, что еще одной блестящей идеей было сделать Джона Ватсона равноправным с Шерлоком Холмсом персонажем. «Это оказалось сверхзадачей, которую мы перед собой поставили. Несмотря на то, что сериал называется “Шерлок”, нам было жизненно важно сделать это. В большинстве киноверсий – даже в очень-очень хороших – понятия не имели, что делать с Ватсоном. Читая рассказы, вы знаете о его присутствии – ведь именно он выступает в роли рассказчика, – но толком не понимаете, что за человек стоит за этими строчками… В некоторых версиях из него пытались сделать подобие Шерлока Холмса; наделяя его совсем не свойственными чертами, но это только умаляет его настоящего. Для нас же было чрезвычайно важно сделать его характер более объемным».



Они правы в том, что разглядеть конандойлевского Ватсона не так-то легко, из-за потрясающей скромности последнего. Только в процессе сравнения с сериальным Джоном стали выпукло проступать черты канонного Ватсона: лёгкий, незлобивый характер; умение принимать других такими, какие они есть, без навязчивого стремления "исправить", подогнать под свои шаблоны; душевное благородство, полное отсутствие эгоизма и себялюбия - и при этом неоспоримое чувство собственного достоинства и самодостаточность; безграничная верность и способность к безграничному доверию. Доктор Ватсон Конан Дойла, пожалуй, ещё более идеальный джентльмен, чем сам Шерлок Холмс. Да, он не очень умён, не слишком проницателен, часто судит поверхностно и шаблонно (являя для Холмса так необходимый ему образец мышления обычного человека), но его душевные качества безупречны. При этом он так легко и незаметно держится в тени, его скромность и самоотверженность так естественны и непринуждённы, что мы воспринимаем их как должное, а чаще и вовсе не замечаем - нужно было поставить рядом с ним современного Джона, чтобы разглядеть и в полной мере оценить их.

Моффат о докторе Ватсоне:
«Итак, что же мы сделали? Судя по всему, применили дедуктивный метод. Мы задались вопросом: каким мог бы быть Ватсон. Он должен быть адреналиновым наркоманом! Он постоянно говорит, что Шерлок Холмс смертельно скучает между делами, но он и сам такой. Он также отчаянно в них нуждается: тяга к острым ощущениям у него в крови, пистолет – в кармане пальто, он просто обожает все это». Марк отлично помнит их дискуссии о «современном ветеране войны, человеке, который потерял жажду жизни, рядом с которым появляется Шерлок, балансирующий на грани психопатии. Они встречаются в нужное время и по сути становятся одним целым. Таким образом, мы уделили им одинаковое количество внимания, но наделили разным опытом. В “Этюде в розовых тонах” есть важный момент, когда Майкрофт говорит: “Война не преследует вас, доктор Ватсон, вам не хватает ее”. Это объясняет, почему Джон Ватсон так терпелив и со всем мирится: просто, в конце концов, оно того стоит».

Эти слова подтверждают то, что стало невозможно игнорировать после третьего сезона: Джон поначалу "так терпелив и со всем мирится" вовсе не из-за ангельского характера. На самом деле характер сериального Джона ничуть не приятнее характера Шерлока - напротив, он гораздо более эгоистичен и зациклен на самом себе.

«Он такой же увлекающийся, – считает Стивен. – Ему нравится притворяться, что он здравомыслящий, рациональный и нормальный, но он во всех отношениях безнадежен в той же мере, что и Шерлок. Он жаждет приключений так же сильно, как и Шерлок, и точно так же раздражается, когда нет новых дел. Я думаю, что вы всегда должны помнить, что из всех людей, которых Шерлок когда-либо встречал, Ватсон единственный, кому он смог доверять. По мнению всеми признанного гения, это блестящий человек. Не феноменально мозговитый, но второй мозг Шерлоку и не нужен. Ему нужен самый надежный, компетентный и стабильный человек в мире. В начале истории Джон считает, что его жизнь закончена, думает, что у него все уже позади, и собирается просто спрятать голову в песок. Первая фраза “Этюда в розовых тонах” – “Со мной ничего не происходит”, а потом начинает играть музыка. И, смотря эту историю, мы понимаем: это только начало, и вот-вот что-то произойдет, и затмит все, когда-либо случившееся».

Сью Верчью считает, что Ватсон сделал Шерлока более человечным. «Я всегда держу в голове образ Шерлока на званом обеде. Вы зовете Шерлока на свой праздник, потому что он интересный, но вы заранее знаете, что он повергнет всех в состояние глубочайшего шока, будет невежливым, безразличным и, скорее всего, не оценит угощение. Джон сделал его удобоваримым для других людей».

Постепенно стремление Джона сделать Шерлока "удобоваримым" для других и для самого себя становится всё более навязчивым, а сам Джон - всё более раздражительным и нетерпимым.

Мартин Фриман считает, что, встретив Ватсона, Шерлок сразу понял, что, покинув армию, тот чувствует себя потерянным: волнение, решительность и вкус к жизни – то, что заставляет его взбодриться и снова стать человеком дела. И в Шерлоке он находит идеального партнера для слегка опасных, слегка страшных приключений, Шерлок – лучший выбор для легко доступных острых ощущений. «А Шерлок знает, что Джон – настоящий друг, готовый рискнуть ради него».

Похоже, на данном этапе уже потеряно и это, и в грядущем сезоне, видимо, трещина здесь усугубится и будет доведена до предела. Нужно будет что-то действительно "жёсткое", в очередной раз перетряхивающее жизнь, чтобы Джон снова стал надёжным другом, готовым рисковать ради Шерлока.

Стивен Моффат считает, что именно это лежит в основе их взаимоотношений. «Джон Ватсон спасает жизнь Шерлока Холмса тысячью разных способов. Если бы не он, Шерлок в конце серии остался бы одиноким, и причем мертвым, чудаком, не приди Джон вовремя. В итоге Шерлок научился кого-то ценить. В начале Шерлок считает Джона своего рода приобретением, вроде домашнего питомца, который будет сидеть тихонечко в углу и делать, что ему скажут. Хотя некоторые элементы этого остаются на протяжении всех их взаимоотношений. Джон напоминает Шерлоку, что тот смертен и подверг себя серьезной опасности».

«К этому все и шло, – вставляет Мартин. – Но Джон так очеловечивает Шерлока, что возврата к прошлому уже просто не может быть. Этот уникум считает, что все вокруг глупы, даже его лучший друг. Но друг может стать идеальной лакмусовой бумажкой для блестящего ума и помочь начать общаться с людьми человеку, который и доброе утро-то нормально сказать не может».

«Как это часто бывает, – говорит Стивен, – настоящая мужская дружба – это навсегда. Их взаимоотношения не изменятся и через двадцать лет. Они просто сразу поняли, что это навсегда».

Стивен точно не забыл об этом? )

Пол Макгиган: «На “Би-би-си” волновались, что герой получается весьма отталкивающим. Мы делали акцент на том, что Шерлок будет показан глазами Джона. Поэтому, когда Шерлок говорит что-то действительно абсурдное или дурацкое, Джон будет ставить его на место. Зрители в этот момент хотели бы сделать то же самое – таким образом, посредством Джона они получают право голоса. Можно позволить Шерлоку быть невыносимым, потому что аудитория имеет свой голос – зрители доверяют Мартину, потому что он говорит правильные вещи в правильное время. Что самое интересное в этих персонажах – их взаимоотношения, общение, и все мы понимаем, что, если Шерлок переступит черту, Джон Ватсон сумеет сказать ему правильные вещи, – на этом держится весь сериал. Это то, чем я больше всего горжусь. Джон стал по-настоящему ценным персонажем, потому что он – и есть зрители».

Но кто же наконец скажет правильные вещи самому Джону?

Цитируется по книге "Шерлок. Хроники". Мои комментарии даны курсивом.
Tags: Шерлок и Холмс
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment