aneitis (aneitis) wrote,
aneitis
aneitis

Categories:

Дальше в лес

Окончание



Так Мэри смотрит на Андерсона и его подругу, когда они говорят ей о Ленстер Гарденс. Очарование испарилось. Мэри уже не играет роль идеала для всех, и мы видим, как она смотрит на людей, которые не важны для неё. Это многое говорит о её отношении к людям. В следующей сцене с Уиггинсом это выражено ещё отчётливее. Она даже не удостаивает его взглядом, но она не просто проходит мимо, делая вид, что не замечает его - она отрезает "нет" на его просьбу.

Однако его фраза "Не будь, как все остальные!" заставляет её резко затормозить и обернуться. После секундного раздумья она кидает ему несколько монет. Интересно это её желание "не быть как все", приводящее к невольному альтруизму - она хочет доказать это себе и Уиггинсу, а не помочь. Это похоже на сильный комплекс неполноценности, что чревато угрозой для длительных отношений, и она знает это. Её всё время тянет в разные стороны, она мечется между стремлением к опасности и мирной обывательской жизнью. Жизнь Мэри очень нестабильна, и, вероятно, очень одинока.



Вот лицо Мэри непосредственно перед тем, как она заходит в пустой дом. Она нисколько не выглядит запуганной - вообще-то она скорее выглядит впечатлённой. Она, как и Шерлок, любит азарт игры, она наслаждается загадкой и приливом адреналина. Её реакция на свою свадебную фотографию, внезапно появившуюся на фасаде, самая быстрая во всём эпизоде - она реагирует быстрее, чем когда Шерлок застаёт её угрожающей Магнуссену или когда Джон пинает стул на Бейкер стрит (на это она вообще не реагирует). Вспоминается сцена из Скандала в Белгравии: "пожар выявляет наши приоритеты", но на фотографии, которая выявляет её приоритеты, не Джон и не они вместе. Там она одна. Что на метафорическом языке довольно интересно - её приоритетом является новая идентичность, которую она создала рядом с Джоном, и всё, символизирующее их отношения. Не сам Джон, или по крайней мере уже не он.

Мэри выглядит встревоженной, когда спрашивает, чего хочет Шерлок. Она не показывает никаких эмоций, узнав, что её ложь раскрыта, но мысль о том, что её брак будет разрушен, приносит ей дискомфорт (что опять же довольно печально: Мэри живет и, похоже, всегда жила в мире лжи, так что её не волнует тот факт, что её брак тоже построен на лжи. До тех пор, пока она может сохранять одновременно и брак - как доказательство того, что она выиграла и что она может поддерживать отношения, - и адреналин, рискуя потерять его - что удовлетворяет ту её сторону, которая не может выносить предсказуемость супружеской жизни, - её не волнует, насколько это искренне). Она успокаивается, как только Шерлок начинает говорить о её прошлом. Шерлок выжидает, не заводя речь о разрушении её брака. Он делает упор на её фальши, а не на неминуемом крушении брака, и Мэри признаёт, что фальшь является её неотъемлемой частью.

Что стоило бы Мэри, которая так легко проникла в хорошо охраняемый офис Магнуссена, найти и уничтожить проектор, который уличил бы её, если бы она застрелила Шерлока? Детские игрушки. Если бы она сейчас застрелила Шерлока, она могла бы легко уйти, самостоятельно разобраться с Магнуссеном и вернуться к супружеской жизни. Но это также означало бы конец возбуждения, борьбы, которая её притягивает. И она не стреляет.



Мэри не испытывает морального дискомфорта оттого, что её лживость стала известна. Она говорит лишь: "Джон не должен знать, что я обманывала его". Её слова: "Это сломит его, и я потеряю его навсегда. Я никогда не допущу этого". Она не говорит, что не допустит, чтобы он был сломлен, или что она никогда не расстанется с ним - она просто никогда не позволит себе отпустить его.



А вот здесь мы видим эмоции. Мэри в ужасе от мысли, что Джон её бросит. Но всё ещё сложнее. Шерлок сказал им: "Поговорите. Разберитесь". Мэри не выносит таких разговоров, она не хочет и совершенно не в состоянии говорить о том, как исправить положение. Она молчит здесь и продолжает молчать на протяжении практически всего противостояния на Бейкер стрит, и большинство её реплик, обращённых к Джону - это попытки манипулировать или принизить его. Она не хочет "разобраться", она хочет сохранить власть. Она чрезвычайно расстроена, но лишь потому, что её поймали. Она нисколько не раскаивается в своих действиях.

В сцене на Бейкер стрит Шерлок признаёт, что Мэри психопат - термин, который он, как известно, использует осторожно. И Мэри принимает это без удивления. Похоже, это не первый раз, когда её так называют - вероятно, её и прежде называли психопатом важные для неё люди, так как у психопатов бывают быстротекущие, интенсивные и сложные отношения.



Мэри не выглядит уязвимой. При этом она выглядит оскорблённой криком Джона - это утверждает его доминирование и одновременно навязывает ей переговоры. Лишь однажды в этой сцене она демонстрирует сожаление - когда Джон говорит: "Разве обязательно, чтобы [моя жена] оказалась такой?" Это то, что глубоко перекликается с её чувствами - стремление к нормальности сталкивается с непреодолимой тягой к опасности.



Мэри не выглядит растерянной или удивлённой даже когда она спрашивает Джона, почему она должна сесть на стул. Что-то изменилось, она что-то поняла, и с этого момента она перехватывает контроль. Её молчание полно уверенности. Она спокойно и размеренно подходит к стулу, садится, уверенно расставив ноги, и энергично одёргивает одежду. Она уже надела броню. И после этого момента, после того, как она поняла расстановку сил в достаточной степени, чтобы знать, как играть на этом, вряд ли можно вполне доверять эмоциям, которые она показывает. Здесь нет настоящего смирения - она изображает его после наблюдения за Джоном, рассчитав своё поведение. И холодность продолжает просвечивать сквозь это, так что она, по крайней мере, не полностью эмоционально вовлечена в самое важное обсуждение своего брака.



Мэри кротко настаивает: "Если ты меня любишь, не читай это при мне". Это сильная манипуляция, и ее холодное поведение показывает, что это не случайно. Она апеллирует как к романтической, так и к эмоционально замкнутой сторонам Джона Уотсона - он не хотел бы столкнуться с этим, и она использует это. Она кажется действительно очень расстроенной тем, что "ты разлюбишь меня, когда дочитаешь". Похоже, она не может вынести мысль, что она снова останется одна, с этим последним провалом в череде фатально обречённых отношений. Но вот в чем проблема - сколько бы она ни чувствовала себя одинокой, она не меняет своего образа действий. Эмоциональная боль не мешает причинять боль другим. И страдать оттого, что тебя поймали, не то же самое, что чувствовать раскаяние в том, что сделал. Проблема в том, что Мэри никогда не будет испытывать раскаяния. Она из тех, кто считает, будто цель оправдывает средства, и кому нравится использовать опасные и вредоносные средства для достижения своих целей. Психопатия является одним из расстройств личности, которое оставляет очень мало шансов на изменение. Это не обвинение, это просто нужно признать. И то, что она так быстро вернулась к твёрдости и манипуляциям, хорошо демонстрирует это.



Она подкалывает Шерлока, говоря о Джанин, в то время как он корчится от боли, и говорит о морали убийц как о математике. Это особенно интересно, потому что многие исследователи выясняли вопрос, когда убийство для психопатов является нормой, и психопаты подходят к этим проблемам математически, подсчитывая цифры, а не жизни. А потом она перекладывает вину на Джона, потому что он выбрал её. Это момент, который показывает, что Мэри не может сохранить отношения с Джоном. Такие отношения для неё правило, а не исключение. Она не проявляет никакого раскаяния, обвиняя его в том, что ему не могло быть известно. Что подчёркивает другую огромную проблему отношений Джона и Мэри - любой, кто мирится с холодностью и жестокостью, которые психопат проявляет, когда обесценивает кого-то, теряет его уважение. Чем больше Джон будет прощать, тем меньше он будет привлекать Мэри. Чем больше он будет отстраняться, тем настойчивее она будет бороться, чтобы сохранить своё влияние, но когда он вернётся, она в конечном итоге будет разочарована. В глазах психопата любой, кто возвращается к нему, становится половой тряпкой, и, следовательно, достоин ещё более плохого обращения - несмотря на то, что психопат не хочет потерять его. Это абсолютно порочный круг.

Создатели явно говорят нам, что Мэри непредсказуема, и что они дают нам противоречивые сообщения о ней. Шерлок и сам даёт Джону противоречивые сообщения, призывая его доверять Мэри сразу после того, как он называет её опасным психопатом. Они прямо-таки тычут нас носом в то, что лежит на поверхности, показывая нам различные стороны Мэри.



В рождественской сцене Мэри подкалывает Джона тем, что он слишком долго тянул с решением - "О, мы сегодня разговариваем? Поистине Рождество". Она не кажется обрадованной или взволнованной тем, что он снова разговаривает с ней - она лишь злится, что он не разговаривал раньше. Мы видим, как Мэри "дозирует" своё общение с Джоном, показывая ровно столько готовности и волнения, чтобы удержать его, и в то же время бросая столько уничижительных замечаний и взглядов, сколько она может себе позволить в этой ситуации. Что уже очень плохой знак для отношений - Мэри-прежнему обесценивает его. Она не нервничает - это просто неудовлетворённость.



Это выглядит как реальные эмоции. Но это очень непростой момент для Мэри, горькая радость. Она не покинута, её приняли обратно, она добилась успеха. Но этот успех снова возвращает её в жизнь, которая ей не нравится. Она отказывается от своего имени без малейших колебаний, но тут же отказывает Джону в праве выбрать имя для их ребёнка. Они возобновляют отношения - Джон, продолжающий злиться на Мэри, и Мэри, восстанавливающая своё доминирование.

Слова Мэри о том, что Шерлок привёз их к своим родителям неспроста, могут означать совсем не то, что думает Джон. Она выглядит обеспокоенной - вероятно, она поняла, что в её чае что-то было и что это работа Шерлока. Несмотря на то, что они говорят, они оба совершенно не доверяют друг другу. Шерлок не посвятил её в свои планы отнять у Магнуссена документы на неё - несмотря на то, что она уже показала себя способной перехитрить Магнуссена. Он не считает её заслуживающей доверия даже когда речь идёт о добывании информации, в которой она более чем заинтересована.

Магнуссен видит тягу Джона к смертельной опасности: он заявляет, что Джону "могло бы понравиться" читать о прошлом Мэри и что он понимает, почему она нравится Джону. Но в прошлом Мэри есть нечто такое, чему даже Джон, подсевший на опасность, не может взглянуть в лицо без страха - несмотря на сильное любопытство, которое он однозначно испытывает к такого рода вещам. И Джон осознаёт это - он предпочитает не заглядывать в документы ("люди, которые ненавидят Мэри" ужасают Джона ещё и поэтому - столкнуться с ними означает в буквальном смысле оказаться лицом к лицу с её прошлым).

Приложение
Tags: Шерлок, Шерлок и кровавая Мэри
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments