aneitis (aneitis) wrote,
aneitis
aneitis

Categories:

Златовласка и три медведя

"Как писал К. Леви-Строс: «Начнем с фактов»"

Последуем этому девизу.

В своей статье Леонид Чернов пишет: "Сказка «Три медведя» сегодня воспринимается и представляется как народная, а между тем, она придумана Толстым и является сугубо его авторским сочинением. Талант Толстого и ирония времени делают в отношении именно этой сказки свое дело – данная сказка воспринимается как именно народная".

В одном он прав - сказка действительно воспринимается как народная. Правда, талант Толстого тут ни при чём, потому что она народная и есть. Просмотрев сборники «Русских народных сказок» А. Н. Афанасьева и не обнаружив там ничего похожего на сюжет "Трёх медведей", Чернов со свойственной ему смелостью приходит к выводу: "должен быть первоисточник, а поскольку его найти не удалось, мы полагаем, что его просто нет, и считаем данную сказку произведением Толстого".

Полагает он так напрасно - просто в те благословенные времена беспечного отношения к авторскому праву Толстой не счёл нужным упомянуть о первоисточнике, и откуда же можно было догадаться, что искать его следует не в русском фольклоре, а в английском. Сейчас Википедия поведает любому интересующемуся, что это популярная английская сказка, хорошо известная по крайней мере с начала 19 столетия. Однако в доинтернетную эпоху узнать об этом, вероятно, было не так-то просто, да и сейчас мало кто интересуется, а стало быть, мало кто знает. В лучшем случае вспомнят, что её написал Толстой, а обычно продолжают считать русской народной.
Я тоже так считала и была немало удивлена этим открытием, когда мне в руки попала книга Г. Спирина "Златовласка и три медведя":



С тех пор сколько ни просвещала интересовалась у всех окружающих: "А вы знаете, что "Три медведя" на самом деле английская сказка?" - никто не знал, и все тоже очень удивлялись )

Но неожиданно заморское происхождение - не самое удивительное в истории с этой сказкой. Она сама по себе удивительна, если приглядеться, тут Леонид Чернов ещё раз прав, и ещё как прав.

Эта сказка действительно выбивается из ряда сказок о девочке, которая оказалась в лесу, а таких немало: про Машу и медведя, про Снегурушку, про Белоснежку, про мёртвую царевну, про Морозко и т. д.

Во-первых, героиня обезличена. Про неё ничего не говорится, у неё даже имени нет. Неизвестно, как она попала в лес. То есть упомянуто, что она "ушла из дома в лес" и там заблудилась, но мы не знаем, почему ушла - выгнала ли её злая мачеха, сбежала ли она сама, или просто пошла в лес "по грибы, по ягоды", но почему тогда оказалась одна. Такая онтогенетическая лакуна совершенно нехарактерна для сказок - какое-то описание исходной ситуации и мотивация поступков героини всегда даётся.

Во-вторых, попав в чужой дом в глухом лесу, девочка опять-таки ведёт себя совершенно нехарактерно. То есть нехарактерно для положительной героини, которая в такой ситуации должна показать все свои лучшие стороны: держаться скромно, проявить хозяйственность и заботу - прибраться, приготовить обед (а не съесть чужой) и дождаться возвращения хозяев. Девочка в "Трёх медведях" ведёт себя в точности как "плохая сестра", чьё отталкивающее поведение в таких сказках призвано лишь оттенить добродетели главной героини. Но плохую сестру в конце сказки непременно ждёт наказание.

Однако, в-третьих, никакого наказания неправильного поведения в конце сказки нет. Девочка, ни за что ни про что нагадившая симпатичному медвежьему семейству, просто прыгает в окно и убегает - "и медведи не догнали её". Неясно, является ли девочка положительной героиней или отрицательной.

Искать ответы на все эти вопросы у Толстого бессмысленно, поскольку он всего лишь сделал слегка адаптированный перевод, не внеся никаких существенных изменений, так что придётся обратиться к исходному варианту. Для начала к тому самому русскому переводу английской сказки, сделанному Г. Спириным (посмотреть полностью можно здесь).

И тут меня ждал первый сюрприз. Сказка про Златовласку и трёх медведей начинается вовсе не со Златовласки, а с медведей!
х
И это не мелочь - ведь в таком случае по логике сказки главными героями являются медведи, а не девочка. И исходная ситуация оказывается на месте - она описывает жизнь медведей:





Правда, никаких внятных объяснений причины появления Златовласки в лесу и тут не даётся: она вторгается в повествование так же неожиданно, как и в дом медведей:



Маленькая девочка разгуливает одна по лесу, забредает к незнакомому дому и влезает в окно! Где её родители и о чём они только думают? Этот вопрос остаётся пока без ответа.

Зато становится ясным, что та же исходная ситуация вообще-то сохраняется и в сказке Толстого, хотя и в урезанном виде. Он просто сместил её с законного места в начале сказки, отчего она перестала восприниматься читателями как исходная. Зачем же он это сделал? Очевидно, для того, чтобы сделать главным героем девочку, а не медведей. И это логично: именно девочка является тут единственным активно действующим персонажем. Медведи же, в английском варианте формально занимающие место главных героев, на протяжении всего повествования ведут себя пассивно: они лишь возмущаются, обнаруживая всё новые следы вторжения в свой дом, и только наиболее пострадавший малыш медвежонок пытается укусить девочку, которой, впрочем, удаётся безнаказанно убежать от рассерженных медведей.

Получается странная картина: взрослые в этой сказке совершенно пассивны и беспомощны. Отсутствующие родители девочки пренебрегают её воспитанием и заботой о безопасности, предоставляя ей свободу бродить где вздумается, вести себя неподобающе и попадать в опасные ситуации; родители медвежонка не пытаются его защитить: малыш, испытавший настоящее потрясение - его обед съеден, его стульчик сломан, его кроватка занята пришелицей - вынужден самостоятельно отстаивать своё место в родном доме. Дети ни от кого не получают ни установок, ни поддержки, ни оценки своего поведения. Наконец, девочка исчезает в лесу так же загадочно, как и появилась: неизвестно, добралась ли она до дома (и есть ли он у неё вообще) и не сделала ли она (а с ней и ребёнок-слушатель) из произошедшего вывод, что можно безнаказанно посягать на чужую собственность и ничего тебе за это не будет, главное вовремя убежать. Впрочем, вполне возможно, что благополучный ребёнок будет ассоциировать себя скорее с медвежонком, у которого есть родители, дом, синяя чашечка, стульчик с синенькой подушечкой и собственная кроватка, чем с непонятно откуда возникшей беспризорной девочкой, нарушающей все установленные правила, и в этом случае он останется в недоумении, почему её неправильное поведение не имело последствий.

Итог сказки настолько неудовлетворителен, что родители и воспитатели чувствуют себя обязанными досочинять "правильные" начало и конец - или по крайней мере провести после чтения воспитательную беседу, чтобы убедиться, что ребёнок не сделает нежелательных выводов. Это часто проявляется при перенесении сказки на экран. В нашем мультфильме 1958 года у девочки появляется имя и бабушка, которая даёт внучке необходимые наставления в начале и необходимые поучения в конце:



Впрочем, у нас есть ещё одна, не столь прямолинейная версия 1984 года - в ней оригинальная трактовка достигается другими методами:



В многочисленных английских мультфильмах в конце обязательно подчёркивается, что Златовласка была очень напугана и больше никогда не ходила в лес.



Впрочем, стоит упомянуть, что не всегда всё кончалось для Златовласки так благостно: в некоторых ранних вариантах медведи её съедали. Однако теперь девочка просто объясняет, что была голодной и усталой, раскаивается и просит прощения, и смягчённые медведи посылают медвежонка проводить её домой.



В одном из вариантов Златовласка и медвежонок потом играют вместе и становятся друзьями.
В другом показывают, как мама отливает медвежонку каши из своей миски, а папа чинит его стульчик.

У девочки появляется дом и мама, которая напоминает ей, что не следует ходить в лес (или по крайней мере заходить далеко), и примечательно, что часто история начинается с показа не медвежьего дома, а Златовласкиного, то есть она перемещается на своё законное место главной героини.

Остаётся непонятным, почему же оригинальная история существует в таком "недоделанном" виде, явно требующем доработки.
Леонид Чернов, считающий автором сказки Толстого, полагает, что тот "урезал" её сознательно, побуждая родителей самостоятельно придумывать недостающие элементы. Не знаю, зачем бы это Толстому, который даже в свои произведения для взрослых включал многостраничные пояснения и поучения, не доверяя читателю делать выводы самостоятельно, однако мы уже знаем, что Толстой лишь перевёл народную сказку (и скорее удивительно, что он не добавил ничего от себя). А для фольклора такие полуфабрикаты совершенно нехарактерны.
Пришлось копать дальше - объяснение могло обнаружиться в более старых вариантах сказки, ведь иногда история со временем претерпевает существенные изменения.

И тут ждал второй сюрприз.
Tags: Английские сказки, Дело о трёх медведях
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments