aneitis (aneitis) wrote,
aneitis
aneitis

Category:

Гамлет как венец творения

Из всех претензий к Линдси Тёрнер больше всего удивляют упрёки в "бессмысленном перекраивании текста".

Несомненно, текст "Гамлета" нуждается в адаптировании для постановки на сцене. Ставить его в театре так, как есть, в полном объёме, просто немыслимо (экранизация Кеннета Браны лишний раз убеждает в этом), тем более что и в шекспировское время "Гамлет" никогда не шёл в том виде, в каком он представлен в современных изданиях. Обвинения в "неуважении к Шекспиру" нелепы - сам полный вариант вовсе не является авторской редакцией: это результат позднейшего соединения текстов из различных изданий в один сводный, так что возмущение некоторых критиков по этому поводу вызвало недоумение у других критиков: "Откуда весь этот переполох по поводу перекраивания текста и новых интерпретаций? "Гамлет" самая зыбкая, изменяемая и наиболее часто адаптируемая пьеса Шекспира, так было всегда. В этой постоянной рефракции и заключается блеск его великолепия и его тайна".



Если же отнести это возмущение на счёт не самого факта редактирования, а того, как оно сделано, то обвинения выглядят ещё более несправедливыми.
Когда я читала о "неоправданном и бессмысленном перекраивании", хотелось вслед за Гамлетом воскликнуть: Have you eyes? Моё впечатление полностью совпало с мнением критика Telegraph, опубликовавшим самую первую рецензию, вышедшую сразу после окончания премьеры 5 августа: "Тёрнер переносит монологи в новые места на протяжении всей пьесы, но неискушённые в Шекспире зрители могут даже не осознать этого: все сокрушительные лейтмотивы сюжета присутствуют и действуют правильно".

С каждым новым просмотром (и перечитыванием пьесы в промежутках) я убеждалась в поразительном мастерстве, с которым сделана эта редакция. Сокращения произведены максимально бережно - Тёрнер убрала только несколько наименее важных сцен и диалогов и урезала чересчур длинные монологи, которые заставляли бы героев на сцене выглядеть излишне многословными. Все переносы глубоко осмысленны и имеют ясную цель, они делают действие более концентрированным и динамичным.

Вот пример. Первый акт заканчивается встречей Гамлета с Призраком и его последующим разговором с Горацио и Марцеллом.
Последовательность сцен второго акта: разговор Полония и Рейнальдо; рассказ Офелии о безумии Гамлета; появление Розенкранца и Гильденстерна; возвращение посольства из Норвегии; изложение Полонием королю и Гертруде причины помешательства Гамлета; диалог Полония с Гамлетом; его встреча с Розенкранцем и Гильденстерном; снова разговор Гамлета с Полонием, в котором он опять говорит о его дочери; явление актёров, монологи о Пирре и Гекубе, договор о постановке пьесы; солилог* Гамлета.

*Солилог — представление монолога о внутренней жизни в обращенности на зрителя, читателя, свидетельствование о переживании собственной мысли, проигрываемое, драматизируемое перед публикой.

Третий акт: отчёт Розенкранца и Гильденстерна королевской чете; Полоний подсылает Офелию; солилог Гамлета "To be, or not to be"; сцена между Гамлетом и Офелией; разговор короля и Полония; инструкции Гамлета актёрам; разговор Гамлета с Горацио; постановка пьесы (и т. д.).
Мы видим, как раздроблено действие, как оно прерывается сценами, не связанными друг с другом.

А вот что делает Тёрнер: после встречи с Призраком и последующего разговора с Горацио и солдатами Гамлет немедленно начинает воплощать свой замысел притвориться сумасшедшим - Офелия идёт к отцу и рассказывает ему о безумии принца - обыск в её комнате, находят письмо - Полоний с ним идёт к королю и излагает свои догадки о причине помешательства Гамлета - тут же появляется "сошедший с ума" Гамлет, следует его диалог с Полонием, Полоний уходит - солилог "To be, or not to be".

Каждая сцена является непосредственным продолжением предыдущей, действие сохраняет цельность и развивается стремительно.

Далее следует доклад послов, вернувшихся из Норвегии; приходят Полоний с Офелией - сцена между Гамлетом и Офелией - король не верит объяснению Полония и хочет узнать истинную причину поведения Гамлета - встречает вызванных для этой цели Розенкранца и Гильденстерна, их тут же проводят к Гамлету - разговор принца с Розенкранцем и Гильденстерном, они упоминают об актёрах - входит Полоний, чтобы сообщить о прибытии актёров (Гамлет уже не заговаривает о его дочери) - приход актёров, монологи о Пирре и Гекубе, солилог Гамлета, встроенный внутрь этой сцены - договор о постановке пьесы - Гамлет пишет свою вставку - инструктирует актёров - беседует с Горацио - посылает за Клавдием - король и Гертруда спускаются, чтобы посмотреть представление, по пути расспрашивая Розенкранца с Гильденстерном, что им удалось узнать - постановка пьесы.

Снова непрерывное и логичное развитие действия: мы видим, как во время чтения актёром монолога о Гекубе у Гамлета рождается идея о постановке пьесы для уличения дяди, и после этого он просит её поставить - вместо того, чтобы сначала попросить, а потом задним числом объяснять в своём солилоге, к чему это было, причём таким образом, будто это только что пришло ему в голову ("К делу, мозг! Гм, я слыхал, что иногда преступники в театре... под воздействием игры... свои провозглашали злодеянья; велю актерам представить нечто, в чем бы дядя видел смерть Гамлета...") - в то время, как он вообще-то уже договорился о постановке.

Это встраивание солилогов Гамлета внутрь других сцен на фоне замедления окружающего действия - потрясающее режиссёрское решение. Тёрнер удаётся устранить их некоторую театральную искусственность - вместо того, чтобы служить объяснением уже произошедшего, они создают необыкновенный эффект: зритель видит, как под воздействием внешних импульсов возникает и разворачивается внутренний монолог героя. Мы непосредственно проникаем в "mind palace" Гамлета, рождение и стремительное течение его мысли происходит прямо на наших глазах.



Единственное спорное решение - вынести солилог "To be, or not to be" в начало пьесы. Оно настолько необычно и не имеет очевидных объяснений, что я не возьмусь высказывать свои предположения о его причинах, поскольку это всего лишь домыслы, - но при этом могу засвидетельствовать, что оно работало (и я не одинока в этом впечатлении). Моей первой реакцией, когда я услышала, что его оттуда убрали, было "О нет!" (и то же самое я встречала в твиттере и на других ресурсах) - но позже, когда я увидела окончательный вариант, то переменила своё мнение.



Идея начать спектакль сразу с "Быть или не быть" была дерзкой до скандальности, невероятно рискованной и взрывающе эффектной - но решение поставить этот солилог сразу после разговора с Полонием было абсолютно гениальным. Возможно, это прозвучит вызывающе, но я уверена, что Линдси Тёрнер нашла ему лучшее место, чем сам Шекспир - и уж он смог бы оценить тот эффект, который это производит. Отвечая на фразу Полония "Высокочтимый принц, я вас смиреннейше покину", Гамлет со скрытой насмешкой произносит: "Нет ничего, сударь мой, с чем бы я охотнее расстался; разве что с моею жизнью" - и внезапно его мысль зацепляется за эти последние слова. Он дважды их повторяет - и мы становимся свидетелями, как из них самым естественным образом рождается размышление над тем, что мучает его на всём протяжении пьесы. Наиболее знаменитый за всю театральную историю монолог, начало которого известно даже тем, кто никогда не читал и не смотрел "Гамлета", чудесно приобретает такую свежесть, словно звучит впервые.



И всё же я ни за что бы не хотела, чтобы первоначального варианта никогда не существовало. И я по-прежнему считаю, что именно для первых превью этот смелый ход был оправданным. Я бесконечно благодарна Линдси Тёрнер и Бенедикту Камберэтчу за ошеломляющее, ни с чем не сравнимое впечатление, которое оставили первые минуты того вечера 5 августа.

И я могу только повторить слова критика: "Ни один "Гамлет" не был совершенством, но эта поистине впечатляющая интерпретация подошла к нему настолько близко, насколько это возможно".
Tags: Гамлет
Subscribe

  • Ностальжи

    Пошла тут в библиотеку книжной графики, в поисках интересных иллюстраций к сказкам братьев Гримм, там же по совместительству библиотека комиксов и…

  • Стивен Моффат: соционический тип

    Питер Капальди в роли Доктора Кто в декорациях сериала "Шерлок" К Моффату у меня отношение сложное и эмоционально амбивалентное. Сначала он…

  • Внезапно

    х Ответный визит ) х

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments